Как вы яхту назовете

Москва не только порт пяти морей, но в перспективе и самый большой яхт-клуб в мире, из которого на яхте пока что выходить опасно

В России — яхтенный бум. Прошедшая весна, насыщенная выставками и презентациями суперсовременных «аппаратов» от самых известных мировых судоверфей, продемонстрировала это как никогда ярко. В преддверии сезона, как горячие пирожки, cметается все, что может двигаться по воде: от небольших скоростных катеров до роскошных моторных яхт, стоимость которых исчисляется миллионами долларов. Для России, общая протяженность водных путей в которой сопоставима с длиной автомагистралей, интерес к «карманному флоту» более чем естественен. С появлением класса состоятельных и очень состоятельных людей этот интерес из чисто созерцательного стал практическим: удовлетворив свои потребности в элитной недвижимости и дорогих автомобилях, люди с достатком задумались о визитной карточке жизненного успеха — белоснежной яхте. Эту «болезнь» мир уж пережил, поэтому маркетологи многих российских компаний еще лет пять назад уверенно сделали ставку на яхтинговый бизнес. Строители поместили в свои долгосрочные планы возведение жилых комплексов, где смыслообразующими элементами стали яхт-клубы, пирсы и маяки. Впрочем, кое в чем маркетологи просчитались: уже сегодня стало понятно, что запланированные «парковки» не смогут вместить всех желающих. Только в «Алых парусах» на существующие 36 яхтомест подано 87 заявок. В ближайшем Подмосковье и вовсе аншлаг. Новые яхт-клубы появляются с неимоверной скоростью: все побережье Клязьминского и других водохранилищ буквально усыпано пристанями. За час неспешного путешествия вдоль подмосковных берегов можно насчитать около двух десятков яхт-клубов, забитых лодками до отказа. Плюс минимум пять-шесть строящихся пирсов. Если учесть, что многие коттеджные поселки в Подмосковье обзаводятся собственными яхт-клубами и даже новый жилой район Куркино будет иметь яхт-стоянку, то можно сделать вывод: Москва не только порт пяти морей, но в перспективе и самый большой яхт-клуб мира. Есть, правда, одна неприятность: приобретая яхту, особенно большую и дорогую, люди не знают, что зачастую покупают себе столь же большую и дорогую проблему.

Не в цене дело

Современные яхтсмены делятся на две диаметрально противоположные категории: фанаты-спортсмены, предпочитающие парусные яхты, и состоятельные любители, требующие от лодки максимума комфорта и скорости при минимуме проблем, — их называют «моторники». Еще лет восемь назад последние все больше покупали подержанные катера американского производства. Однако теперь вкусы резко изменились и на повестку дня вышли моторные яхты длиной от 30 футов (10 футов — примерно 3,5 метра) и более. Причин для этого достаточно: во-первых, соотечественники, попутешествовав по берегам Средиземноморья, научились отличать яхты от катеров; во-вторых, на российском рынке появились лодки с лучших западных верфей. И, кроме того, возникло то, что вообще определяет успешность рынка мирового яхтостроения: погоня за престижностью. Теперь, если сосед купил яхту больше на метр, покупается лодка больше на все пять метров. Вот что говорит Алексей Петросян, генеральный директор дистрибьютора Ferretti/Pershing «Премиум Яхтинг»: «За последние два года рынок дорогих яхт в России изменился кардинально. Люди стремятся приобретать более крупные яхты, поскольку они комфортабельнее. Когда рынок только формировался, покупали лодку побольше и подешевле, теперь важен не только размер, но и качество. И поскольку это предмет роскоши, он не может быть дешевым».

Подмосковные воды и мели противопоказаны для яхт с пластиковыми корпусами. Однако возможность пригласить друзей на свою шикарную виллу на воде, где только полы из особых пород дерева стоят десятки тысяч долларов и не приемлют каблуков, сторицей окупает все проблемы и затраты

Россияне наслышаны о дорогих суперпрестижных лодках от итальянцев Ferretti, Pershing и Azimut/Benetti, голландцах Feadship и Amels, германской верфи Lursen и французской SNP Rodrigues. Однако такую лодку нужно ждать несколько лет и быть готовым заплатить за нее несколько миллионов долларов. В нашей стране уже есть немногочисленная группа граждан, раскусивших прелесть лодок под заказ. Например, сейчас в Голландии строится моторная яхта длиной 130 футов стоимостью около 7 миллионов долларов для одного известного российского бизнесмена. Лодки под заказ строят теперь и в Москве. Недавно настоящий фурор произвел спуск на воду 38-метровой яхты-люкс. Она обошлась владельцу в 7 миллионов евро. Проект длиной 45 метров, который строится на Московском судостроительном и судоремонтном заводе, будет стоить 14-16 миллионов «зеленых», и это дешевле западных аналогов где-то на треть. «На 2006 год мы имеем заказы на семь лодок длиной от 33 до 45 метров, — говорит коммерческий директор завода Дмитрий Мироненков. — Думаю, и дальше проблем с заказами не будет, тем более что мы собираемся перейти к производству полусерийных яхт: заказчик сможет получить такую лодку быстрее и в то же время осуществить свои мечты относительно внутреннего эксклюзивного дизайна яхты».

Однако ждать свою лодку год-два под силу не каждому. «У российского покупателя есть одна особенность: не все понимают, зачем тратить время и очень большие деньги на яхту по индивидуальному заказу. Эти люди хотят иметь лодку здесь и сейчас, — говорит Игорь Шейн, директор дистрибьюторской компании Pedro boat. — Быстро покупают, вскоре понимают, что нужна больше и лучше. Именно поэтому в нашей стране сегодня самый интересный рынок подержанных лодок — нигде в мире их не меняют с такой скоростью».

Те, кто торопится, сегодня имеют возможность покупать очень хорошие импортные серийные лодки. Дистрибьюторы готовы представить и стандартную комплектацию, и индивидуализированную. В последнем случае, правда, ждать придется минимум полгода. Кстати, для серийных яхт метров до 40 длиной еще можно определить уровень цен — далее все очень индивидуально. Известно лишь, что после сорокаметровой отметки каждый следующий метр добавляет миллион долларов к цене корабля мечты. Надо помнить и о том, что при покупке импортной лодки к ее начальной цене добавляются таможенный платеж (20 процентов от стоимости) и НДС (21,5 процента от суммарной стоимости лодки и доставки), а также дилерские проценты. Все это увеличивает цену где-то на 44 процента. А потому, наверное, самая дорогая лодка, ввезенная на сегодняшний день в Подмосковье, стоит «всего» порядка 6 миллионов долларов. Все, что дороже, хранится где-то на Средиземноморье.

Но у роскошных вещей есть один плюс — они с годами мало теряют в цене. И яхта — отличное средство сбережения капитала, особенно если она подкреплена брэндом уважаемого производителя. Через 5-10 лет ее можно продать за первоначальную цену, ведь крупнейшие производители каждые 3-5 лет поднимают цены на новые яхты на 20 процентов.

Из всего вышеперечисленного становится ясно, что ни цена, ни размеры, ни время ожидания для российских любителей комфортного яхтинга значения не имеют. Однако купить яхту — это полдела. Что с ней делать дальше? И вот здесь россиян поджидает масса неприятных неожиданностей.

Особенности национального яхтинга

Дело в том, что почти всем приличным и дорогим яхтам, которые стоят сегодня в подмосковных клубах, противопоказаны наши воды и наш климат. Особенно быстроходным глиссирующим лодкам, коих большинство.

«Пройдя по подмосковным водам, наши зарубежные партнеры испытывают легкий шок, — говорит Игорь Шейн, — поскольку не понимают, зачем в наших условиях люди покупают скоростные морские яхты с пластиковым корпусом. У нас реки и каналы, скорость в которых по правилам ограничена 10 километрами в час, масса мелей… У пластиковых морских яхт есть специфика — открытые винты. Если вы сели на мель, то повредили винт, может быть, и корпус. А при нашем среднегодовом перепаде температур в 50-60 градусов пластик через 3-4 года начинает деформироваться».

По свидетельству очевидцев, все эти лодки (особенно те, что превышают 18-20 метров) крайне редко отходят от пирса, поскольку это чревато большими проблемами. Хозяева, как правило, не могут стоять за штурвалом подобных судов. Надо учиться как минимум два года, чтобы получить разрешение на управление таким судном — капитанские права. На каждую из этих лодок нужен профессиональный капитан, а это стоит владельцу минимум тысячу долларов в месяц. Теоретически, если у лодки есть все необходимые регистрационные документы и опытный капитан, она может идти куда угодно — хоть до самого Черного моря, не согласовывая свой маршрут ни с кем.

Однако дальние походы сулят не столько удовольствие, сколько проблемы и бешеные траты. Дело в том, что по пути следования — идете вы в Питер или Астрахань — заправить лодку горючим практически негде. Инфраструктура в нашей стране развита настолько слабо, что есть опасность застрять где-нибудь посередине реки без капли горючего. Солярку или бензин можно найти только в крупных портах либо у проходящих мимо барж (речь идет, понятно, о дизельном топливе). Заметим, что среднечасовой расход больших лодок — 300-400 литров солярки, а иногда и 95-го бензина. Выйти из гавани даже на несколько часов — это сотни и даже тысячи долларов. Кроме того, ходить большие яхты могут только в судовом фарватере, и, чтобы пойти далеко, нужно пройти шлюзы. Часто это непреодолимое препятствие.

Если ходить в дальние путешествия так трудно и дорого, то остается отдых в ближайшей акватории. Но подойти к берегу, чтобы высадиться на пикник, на приличной яхте тоже непросто: у морских лодок большая осадка. Вот и ходят морские лодки по коротким маршрутам — от пирса до ресторана или какой-нибудь оборудованной стоянки в Серебряном Бору. «Особенно забавно, когда от пирса отваливает большая яхта, которая даже не успевает выйти на режим глиссирования (когда судно как бы летит над водой на полной скорости), а конечный пункт — вот он. Приходится им ходить в водоизмещающем режиме (как бы раздвигая воду), медленно, без всякого драйва, — говорит Игорь Шейн. — Человек потратил на лодку 2 миллиона евро, а вышел в плавание максимум 2-3 раза за сезон».

Кстати, и короткий выход таит в себе неожиданности. Можно, например, нарваться на речную инспекцию, которая передвигается в сопровождении речного ОМОНа. Хулиганство на воде, вождение лодки в нетрезвом состоянии караются, как и на земле, лишением прав или штрафом.

Но и это еще не все проблемы, грозящие затратами. Лодка — не машина, ее нельзя бросить на обочине и не беспокоиться (лодки в России не угоняют). Аренда причала в наших яхт-клубах стоит от двух долларов в день за метр длины. Это дороже, чем на причалах в Турции или Хорватии, хотя дешевле, чем на Лазурном Берегу. А если вы хотите, чтобы ваша пластиковая яхта не пострадала зимой, нужно ставить ее в теплый ангар. Это может стоить до 25 тысяч долларов за сезон.

В старых советских яхт-клубах, где совсем нет сервиса, аренда стоит копейки. Но поставить яхту за пару миллионов туда — удар по престижу. В тех клубах, что возникли больше пяти лет назад, сносный уровень услуг. Вам помогут и в швартовке — это ответственный момент, сопряженный с опасностью повреждения лодки, — и в заправке. Но это дорого. Так что выбор места, где можно спокойно оставить свою «марину», — дело не из легких.

Плыть или не плыть?

В общем, жизнь яхтовладельца трудна и затратна. Однако дилеры шикарных лодок считают, что все это дело поправимое. Пройдет года два, и инфраструктура подтянется, появятся яхт-клубы с нормальными услугами. «Покупать все равно будут, — уверен вице-президент «Премиум Яхтинг» Сергей Рыбаков. — Люди покупают дачи в Сочи, в Европе, значит, будут ходить там. Может, дойдет до того, что, как в Америке, россияне будут в выходные использовать лодку как дачу на воде». Уверены в том, что российский рынок будет все больше и больше нуждаться в этом роскошном товаре, и представители иностранных судоверфей. Марко Сегато, вице-президент по продажам Ferretti, сказал «Итогам»: «Российский рынок яхт — один из самых перспективных. Во всем мире мы ориентируемся только на элитарных покупателей, которых не смущает наша цена. Стоимость наших яхт начинается от 700 тысяч евро и доходит до 8 миллионов». Если учесть, что за три последних месяца только лодок Ferretti и Pershing продано в Москве 5 штук, а в долгосрочном планировании продажа как минимум 25 сорокафутовых лодок в год, то осторожные иностранцы явно не сомневаются в наших покупателях.

Игорь Шейн уверен, что люди разберутся и в том, что тратить деньги надо не только на пластиковые лодки, которым самое место в море, но и на яхты с металлическим корпусом. «Пока наши люди слабо представляют себе, что во всем мире для длительных путешествий по внутренним водам используются именно водоизмещающие суда, — считает он. — Они тихоходные (а по каналам и нельзя ходить быстро) и предназначены для наслаждения не скоростью, а именно самим путешествием. У них маленький расход (до 5 литров солярки в час), поэтому запас хода до 1000 километров. Многие лодки такого типа имеют металлический корпус, к тому же винты у них защищены, «спрятаны», следовательно, посадка на мель не грозит травмировать ни корпус судна, ни его ходовые части».

А это значит, что, как только покупатель разберется, яхт станет еще больше: одна — для моря и скорости, другая — для тихого отдыха на реке. И это будет совсем по-русски.

«Покупка яхты в наших условиях — это то же самое, что покупка Ferrari при наших дорогах и пробках: разогнаться невозможно, но кайф от того, что ты сидишь в такой машине, колоссальный», — говорит Рыбаков. На кайфе наши люди, как известно, не экономят…

Читайте также  Новые, интересные поступления для истинных ценителей!